Previous Entry Share Next Entry
Хайдакские (даргинские) корни Тарку.
Китайская джонка
dagistanhistory
Мало кто теперь знает что приморскую плоскость, лежащую у подножия Таркинской горы (современная Махачкала) и саму эту гору, населяло даргинское (хайдакское) общество. Остатки его сохранились, вероятно, среди современного кумыкского тюркоязычного населения этой местности. Тому есть множество письменных свидетельств, часть которых мы вам предлагаем к рассмотрению.

Следуя исторической хронологии, приведем пару свидетельств о топониме Семендер, который, как многие считают, предшествовал в этой местности более позднему топониму, Тарку.

Ал-Истахри (850-934), писал про земли расположенные от Дербента до Семендера (Таргу) включительно, следующее: "... язык (здешних) хазар не сходен с языком турок и персов, и вообще он не похож на язык ни одного из народов нам известных ...". Если арабский ученый не смог найти сходства местного языка с хорошо ему знакомыми тюркскими и персидскими наречиями, то следует сделать вывод о том, что речь идет (именно, на этом участке побережья), только, о даргинском языке (его диалектах). Заметим, также, что упоминается лишь один язык, а не нескольких разных. Хазарами же автор называет местное население, так как, для жителя Халифата, хазарская многоплеменная держава начиналась прямо за северными воротами Дербента. Аналогично, современный арабский автор скажет, что за рекой Самур начинается Россия.

Нашу догадку о присутствии, в прошлом, даргинского (хайдакского) населения вплоть до Семендера, подтверждает известный историк Бакиханов (1794-1847), который описывает ту же эпоху что и аль-Истахри : "... Кайтаг, к северу от Дербенда, коего столица Самандар (Тарки), основанная Ануширваном ...". На ошибку турецкого путешественника 17-го века, Эвлия Челеби, который связал язык хайдаков с монгольским, позже в 20-м веке указал выдающийся востоковед Владимир Минорский. Таким образом, под хайдакским языком, практически во всех источниках, нужно понимать местный кавказский язык (даргинский).

Теперь, определившись с тем, кто мог населять окрестности Таркинской горы в раннем Средневековье, перейдем к источникам более позднего периода.

Начнем с одного очень интересного документа, а именно с буллы Папы Бонифация IX от 1401 года. В этом источнике перечислены ряд "... епископских центров в Стране Кайтагской (in Chaydakensi patria) ...". Помимо прочих, таким же центром был указан и Тарку. В частности, упоминается католический епископ Лазарь Таркинский. Здесь главное то, что Тарку (бывший Семендер), по прежнему, является частью Хайдака (даргинского государства).

Низам-ад-дин-Шами (ум. 1431), личный летописец Тамерлана, который сам учавстовал в описываемом походе, пишет: "... они (войска Тимура) прошли через Дербенд, дошли до ... области кайтагов … и дойдя до местности Дарку (Тарку) стали лагерем ...". Как можно заметить, в подробном описании стран и населенных пунктов на пути Тамерлана, автор между названием страны Кайтаг и местностью Тарку не указывает никаких границ, тем самым, включая второй пункт в состав первого. Вывод, как и прежде, следующий: к моменту нашествия Тамерлана на Хайдак (1395 год), Тарку был в его составе.

Еще один автор, путешественник Афанасий Никитин (ум. 1474) сообщает о трагедии случившейся с ним на пути в Индию через Каспий: "...  русское судно разбило под Тарки, кайтаги пришли и людей поймали ...". Здесь комментарии, думаем, излишни.

Очередное свидетельство об исключительно местном кавказском характере кайтагского языка дает венецианский дипломат и путешественник Иосафат Барбаро (1413-1494): "... Люди, которые живут в этих местах, называются кайтаги (Caitacchi), говорят на языке не похожем на другие; многие из них христиане, из которых часть верует по-гречески, часть - по-армянски, а другие - по-католически ...". Как видим, итальянец, в силу своей должности, разбиравшийся во многих восточных языках, не счел возможным обнаружить сходство кайтагского языка ни с персидским, ни с тюрским языками.

Продолжим список источников словами известного немецкого путешественника, географа и историка, Адама Олеария (1599–1679): "... Эти дагестанцы как и те, что в Бойнаке и те, что находятся севернее (в Тарку), называются кайтаками ...". Пожалуй, все более чем, коротко и ясно!

Здесь можно остановиться и констатировать тот факт, что вплоть до второй половины 17-го века территорию между Дербентом и Тарку (включительно) населяли кавказоязычные хайдаки (даргинцы). Более поздние авторы говорят уже о тюркоязычном населении Тарку и его окрестностей. Хотя, и тут есть некоторые нюансы ...

Николай Данилевскиий, этнолог и историк, в 1846 году пишет, что: "... тарковцы говорят испорченным татарским языком из-за смешения природных татар со старожилами - тарковцами ...". В свете выше приведенных источников, не трудно понять, что под "старожилами" имеются в виду кавказоязычные даргинцы.

И наконец, профессиональный тюрколог, востоковед Илья Березин, в 1850 году сообщает из Тарку, что: "... здешнее наречие одно из самых грубых из северных татарских наречий, что здесь грамматика в большом презрении, что здесь даже попирают логику тюркского языка ...". Надо понимать, что здесь речь идет, хоть и о косвенном, но достаточно убедительном признаке, указывающем на то, что для местного населения, тюркское наречие не является исконно родным.

?

Log in