?

Log in

No account? Create an account
Share Next Entry
КАТОЛИЦИЗМ В ДАГЕСТАНЕ
Китайская джонка
dagistanhistory

(Средние века)

А.Е.Криштопа

Когда впервые католическая вера пришла в  Дагестан? Как распространялась она в этом краю? И какова была судьба ее первых исповедников? Мне удалось найти лишь одну работу, прямо посвященную данной теме - это доклад на XXV Международном конгрессе востоковедов (Москва, 1960) французского историка Жана Ришара из г.Дижона: "Латинские миссионеры у кайтагов Дагестана в XIV в." (Jean Richard. Les Missionaires latins ches les Ka(tak du Daghestan (XIV-e - XV-e siecles). Но поставленные вопросы заставили привлечь и другие материалы - прежде всего, это сочинение архиеп. Жана де Галифонтэна "Книга познания мира" (Joannes de Galonifontibus. Libellus de notitia orbis) 1404 г.; работа историка Ф.К.Бруна (1867 г.) о путешественнике-воине XV в. Иоганне Шильтбергере и др.

Начать придется с необходимых кратких сведений о проникновении католичества на Северный Кавказ. Еще в 1192 г. император Византии Исаак Ангел возобновил прежнюю привилегию итальянских купцов-генуэзцев, позволив им посещать все земли своей державы, "включая Русь и Матраху". Матраха - старинное поселение на Таманском полуострове, которым в разное время владели, по-разному его именуя: византийцы - Таматарха, русские - Тмутаракань, итальянцы - Матрега. Вслед за купцами на эту окраину Северного Кавказа пришли клирики. Например, определенно известно, что венгерские доминиканцы, отправившиеся в 1236 г. за Волгу на поиски Великой Венгрии (прародины мадьяр), высадились именно в Матреге, ведь отсюда давно были проложены пути и на Русь, и на Волгу, и на Дербент. Отметим кстати, что в XIII в. доминиканцы основали монастырь в Тифлисе - именно через них первые известия о жителях Северного Кавказа достигли Европы.

К 1288 г. относится известие о гибели двух францисканцев в "Каспийских горах". Однако Ж.Ришар все же остерегается относить этот факт к Дагестану: ведь по одной версии, убийцами их были аланы, другая - относит это к Иберии, т.е. Грузии (округ Каспи). Но в то же время Марко Поло (конец XIII в.) упоминает о генуэзских кораблях на Каспии, которые "стали плавать сюда недавно", торгуя гилянским шелком. И вряд ли при этом Дербент не привлек их внимания...

Между тем, проповедь католицизма все чаще раздавалась в соседних странах. Все больше генуэзских и венецианских колоний возникало в Крыму, а затем и на кавказском берегу от Сухуми до устья Дона. На южной окраине Закавказья ильхан Абу-Саид (1317-1335) из монгольской династии Хулагу-хана, правившей Ираном и сопредельными землями, дал согласие Папе Иоанну XXII основать архиепископство в своей столице Султании. Вскоре другое католическое архиепископство возникло на Нижней Волге в Сарае - столице соседней Золотой Орды. Их миссионерская деятельность ширилась, успех их проповеди закреплялся созданием миссий - опорных пунктов, называемых в исторических трудах "епископскими центрами". Некоторые из них вплотную примыкали к пределам Кавказа: с юга - в Тебризе, Мараге, Сарабе, Тифлисе, а с севера - в Тане (устье р.Дон).313

Третье архиепископство возникло в Матреге: его главой был назначен Иоанн Зихский (Jean de Ziquie), черкес по происхождению. Это произошло 21 февраля 1349 г. в г.Авиньоне. Подробности, полвека спустя, сообщил в своих записках Жан де Галифонтэн: "Иоанн был одним из знатных людей Черкессии, но попал в плен и был продан в Геную, там он был освобожден, учился". Допущена лишь одна ошибка: Жан, сам, будучи доминиканцем, причисляет к своему ордену и Иоанна. Но, как заметил исследователь этих записок Л.Гарди, Иоанн Зихский был францисканцем - это ясно видно из буллы Папы Климента IV.

К 1358 г. архиеп.Иоанну Зихскому были даны полномочия облекать саном епископа (к тому времени уже существовал епископский центр Маппа (Анапа)). Тогда же Иоанн докладывает римской курии, что его "провинция" распространяется до Железных Ворот (Ж.Ришар считает, что это Дербент), откуда "на расстоянии восьми дней пешего хода (т.е. около 200 км.) нет другого епископства латинского обряда". Действительно, дальше к югу, примерно на этом расстоянии, могли уже начинаться пределы влияния миссий архиепископства Султанийского - Сараба, Тебриза, Мараги.

В 1363 г. возникла необходимость разграничить пределы парафий Таны и Маппы. Обе принадлежали к разным архиепископствам (Сарая и Матреги), а потому понадобилось основательное размежевание: одним из последствий стало выделение особого "епископства Каспийских гор" (точную дату его основания установить трудно, но, во всяком случае, в 1363 г. оно уже существовало).

Такова была предыстория проповеди католицизма в Дагестане. К тому же она объясняет, как Дагестан оказался в пределах архиепископства Матреги, а не Сарая или Султании. Ж.Ришар, отметив сравнительно меньшее влияние итальянских торговых колоний на духовную жизнь этой части Кавказа, все же замечает: "Тем не менее, итальянские торговцы не пренебрегали Дагестаном, и подъем здесь католических миссий побуждает нас к отысканию следов их проникновения сюда. Район Железных Ворот (Дербента) был, несомненно, местом неминуемым для тех, кто ехал в "Северную Татарию" (Сарай), и кто возвращался в "Восточную Татарию" (Тебриз); ... быстрое развитие церковной провинции Матреги должно было происходить вдоль пути, которым следовали торговцы, направлявшиеся в Дербент, и важность порта Матрега, ставшего с XIV в. генуэзской колонией, должна была в особенности соответствовать важности торговли, которая проходила по этой дороге". Иначе говоря, необычная конфигурация территории архиепископства Матреги, длинной полосой растянувшейся от Тамани и черноморского побережья вдоль подошвы Большого Кавказа до Дербента (включая Внешний, т.е. Восточный Дагестан) объясняется прохождением международного торгового пути, соединявшего Матрегу и Дербент. Купцы проложили дорогу миссионерам.

Сведения об их деятельности довольно скудны - булла Папы Бонифация IX гласит: "Итак, в далекие времена к восточным частям (прибыли( верующие мужи из ордена братьев-миноритов, из общества пилигримов в названные Тартарию и Бакинское море, евангелизируя также близлежащие части в Стране Кайтагской (in Chaydakensi patria) ...Chomek, Thuma, Dergweli, Michaha с лагерями (или укреплениями? - cum castris) и деревнями, в большом числе не побоялись перейти в христианскую веру". В издании этого текста у Ф.Бруна (географические( названия даны несколько иначе: Comech, Thuma, Tarchu, Davech, Michaha. Документ этот относится к 1401 г., однако, там евангелизация страны Кайтагской отнесена к "далеким временам" (но не ранее 1363 г.). Итак, вскоре после 1363 г. в этой земле началась миссионерская деятельность. В приведенных названиях поселений, где она имела успех, можно уверенно узнать нынешние с.Тарки, Дургели и видимо Дубек и Мекеги. Менее ясны - Chomek и Thuma (Ж.Ришар видит в них - Кумух и Тюмен).

В капитальном собрании источников о деятельности францисканцев на Востоке (Girolamo Golubowich. Bibliotheca biobibliografica delle Terra Santa e dell'Oriente franciscano, t.V, p.92) приведен текст 1370 г., где названы три кавказских епископа - среди них Лазарь Таркинский. Приводящий эти сведения Ж.Ришар, добавляет о нем: "Первый, имя которого кажется именем лезгинского (т.е. дагестанского) епископа греческого вероисповедания, перешедшего в католицизм, является без сомнения штатным главой Таркинского (епископского) центра", - и далее замечает: "Многие епископы Кумука были назначены Папой: несомненно, именно здесь была резиденция епископа Каспийских гор" (последние три слова даны по-латыни, как титул главы католиков Дагестана, оформившийся еще в XIV в.). К сожалению, дижонский исследователь при этом не приводит никаких источников в этой своей публикации.

Весьма вероятно, что в эти годы, образно
говоря, меняется соотношение "удельных весов" трех архиепископских центров на
Кавказе:


  • во-первых, в 1368 г. в ходе династического переворота в Китае главная архиепископская кафедра Монгольской империи ("архиепископство
    Ханбалыкское") покинула Пекин и перешла в Кипчак (Золотую Орду) - ее глава сделался митрополитом и это, конечно, подняло статус Сарайской кафедры (среди ее персонала преобладали францисканцы);

  • во-вторых, в 1376 г. в Матреге умер архиеп. Иоанн Зихский - почти 30 лет спустя, Ж. де Галифонтэн с почтением вспомнит его, добавив: "там он жил и долго держал свою землю, и обратил в христианство многих из своего народа" - позже мы уже не видим здесь столь влиятельных иерархов;

  • наконец, в 1377 г. началась карьера самого Ж.де Галифонтэна: Папа Григорий XI назначил его епископом Нахичевани - этим влияние архиепископства Султанийского продвинулось еще далее вглубь Кавказа.

Итак, влияние архиепископства Матреги на Кавказе падает, а "архиепископства Ханбалыкского" (в Сарае) - растет. Может быть, поэтому понтификальная булла 1392 г. разрешает викарию "Северной Татарии" пополнить ряды миссионеров "епископства Каспийских гор" и насчитывает там более 10000 обращенных! Проверить эту внушительную цифру по другим источникам, к сожалению, невозможно. Зато нет сомнения в том, что некоторым здешним католикам удавалось подчас занять видные места в иерархии ордена францисканцев. Ж.Ришар сообщает об уроженце Дагестана по имени Антуан Солпан который накануне нашествия Тимура был "посланцем от имени резидента Ордена в викариат России и в крепостиСарая". Есть также два сообщения о смерти епископов "Каспийских гор" - одного в 1389, другого - в 1396 гг. Об обстоятельствах их кончины не говорится. Между тем, вторая дата совпадает с нашествием Тимура на земли Дагестана к югу от с.Тарки (здешние источники подчеркивают особую жестокость Тимура к иноверцам).  Историки согласны с тем, что это нашествие Тимура стало "началом конца" христианства в Дагестане, хотя в отдельных его уголках оно продержалось еще почти сто лет. В нашу тему не входит разбор военных действий этого очередного "бича Божия" из Центральной Азии - здесь нас интересует лишь его отношение к различным конфессиям. Прагматик Тимур охотно поддерживал взаимовыгодную торговлю с Европой, ради этого наделял льготами "франков" - торговцев и дипломатов; не исключал он и политического союза с Западом против турок. Однако, покоряя одну за другой сопредельные страны, он был беспощаден к тамошним иноверцам. Жестокость его к католикам Дагестана косвенно подтверждают и народные предания, и свидетельства придворных историографов Тимура. Те сообщают о длительной осаде здешней крепости Ушкуджа - это закончилось уничтожением всех ее обитателей-иноверцев, из их трупов Тимур повелел соорудить холмы. Среди историков преобладает мнение, что речь тут идет о даргинском селе Усиша (прежде Ускиша или Ускича). Там доныне сохраняются предания о прежнем христианстве: упорствуя в этой вере, жители его последними в округе приняли ислам; кроме преданий о здешней большой церкви, в селе издавна хранили крест из золота и серебра и "одежду епископа" - они исчезли в начале 30-х гг. нашего века и потому теперь невозможно более точно определить конфессиональную принадлежность здешних христиан (предания эти собрал и опубликовал этнограф Б. Алиев).

У тех же историографов приведены названия и других здешних крепостей, разрушенных Тимуром: Нергес, Мика, Балу, Деркелу. По крайней мере, два из них совпадают с названиями "епископских центров", упомянутых в булле Бонифация IX: Деркелу = Dergweli (ныне с.Дургели), Мика = Michaha (Мих/кя (?),315 т.е. ныне с.Мекеги). Итак, удар не миновал католиков "Страны Кайтагской". Можно добавить
еще Tarchu (с.Тарки): хотя он не упомянут в числе уничтоженных, зато здесь в 1396 г. долго стоял обоз Тимура, и вряд ли это пошло на пользу здешним католикам.

Одним слвом, как гласит понтификальная булла 1398 г.: "Многочисленные города с их церквами и большая часть страны были опустошены огнем, много верных были убиты врагами или уведены в плен, богатые стали нищими и доктрина Евангелия, замерев на устах у тех, кто проповедовал ее, прекратила распространяться"... Как пишет венгерский историк Л.Тарди, эта булла была вручена в Риме еп.Нахичеванскому Ж.де Галифонтэну - вскоре, 26 августа 1398 г., Папа Бонифаций IX произвел его в "архиепископы Султании и всего Востока" (он стал восьмым по счету). По его совету Папа повелел давать индульгенции тем, кто жертвовал деньги на восстановление разрушенных Тимуром церквей в Грузии и Армении и на выкуп плененных им христиан. В булле 1398 г. прямо отмечено, "...что если бы жителям этих краев не оказывались помощь и поддержка, то вера давно была бы уничтожена мечом неверных".

Из той же буллы следует, что католики Страны Кайтагской оказали сопротивление Тимуру, отмечена даже попытка помощи их итальянских единоверцев: "некий генуэзец Антуан316 Реккана (Reccana) даже основал общество с целью спустить на Каспий суда, собрать воинов и положить конец нашествию Тимура" - говорит Ришар. Но далее источники сообщают о неудаче этого начинания: "После того как... (Реккана) перешел... означенное море, и ему, некогда счастливому, повезло - (тем не менее(, он, все же оставив поклонение Богу и распространение веры, решил заняться делом более выгодным". Ж.Ришар поясняет это: "...Антуан Реккана, располагавший кораблями, не мог удержаться от желания использовать их для того, чтобы торговать с другими странами у Каспийского моря... Реккана без сомнения убедился (между 1396 и 1401 гг.) в расположении этого последнего (т.е. Тимура) по отношению к торговцам и поторопился этим воспользоваться...

...Но один фрацисканец, родившийся в Дагестане - Антуан Солпан (Antoine Solpan), "посланец от имени резидента Ордена в викариат России и крепости Сарая" - добился от римского Папы позволения возобновить этот проект. Организация военного флота на Каспийском море была одобрена, участникам этого предприятия была пожалована индульгенция, и Антуан Солпан был назначен главнокомандующим". Это отражено и в булле 1398 г.: "Теперь же, как мы утверждали, некоторые христиане по той же самой причине пытаются перейти широкое море в надежных кожаных шлемах и со своими людьми, с опорой на твердую веру живущих в тех краях, но также для наступления и изгнания неверных, поселившихся вблизи вышеназванного моря".

Однако поход не состоялся. В Европе возобладали противоположные мотивы: выгоды торговли с огромной державой Тимура на Востоке, возможность военного союза с ним против турок. Этому соответствовали действия Тимура: он подтверждает прежние привилегии итальянских купцов на Востоке, в 1402 г. через посредство Ж.де Галифонтэна он начинает переговоры с королем Франции Карлом II о торговом договоре - одновременно он наносит страшное поражение турецкому султану Баязету. "Опасность миновала, и мы не слышим более разговоров об организации крестового похода против Тамерлана, чтобы защитить кайтагцев. Но маленькая христианская община Дагестана продолжает жить...", - так подводит итог всем этим событиям Ж. Ришар.

Скудные сведения об этих христианах после нашествия Тимура есть в записках Жана де Галифонтэна. Сам он в Дагестане не был, а то, чего он сам не видел - излагает (по его же словам) по сообщениям купцов. Перечисляя те народы "Великой Татарии", среди которых "много христиан", он называет также и "авар", и "тех, центр которых - Kumuch" (видимо, лакцы), и народ "ivlat (ivlach)", в котором первый исследователь этих записок А.Керн хотел видеть "леков" (т.е. дагестанцев). Попутно Ж.де Галифонтэн отмечает, что почти все они умеют говорить по-татарски, а нижедобавляет: "Жизнь этих lagzi едва ли управляется каким-либо (одним) законом: одни из них следуют сарацинам, другие - грузинам, иные - христианам". В этом тексте "закон" означает конфессию, "последователи сарацин" - это, понятно,мусульмане. Но почему "грузины" и "христиане" здесь разделены? Вероятнее всего, автор, как сын своего времени, считает "настоящим христианством" лишь свою конфессию. В таком случае "последователи грузин" - это православные, а под "христианами" надо понимать "лагезов" - католиков, которые уцелели в Дагестане к 1404 г., когда Ж.де Галифонтэн завершил свою "Книгу познания мира". Видимо, жизнь их была близка тому, что видел около 1410 г. в одной из горских католических общин в Осетии близ Джулата (Татартупа) путешественник и воин Иоганн Шильтбергер: "Далее через гористую страну Джулат (Setzulat), населенную большим числом христиан, которые там имеют епископство. Священники их из Ордена Босоногих (Кармелитов), и имеют понятие о латыни, но поют и читают молитвы на татарском языке. Это для того, чтобы их прихожане были более тверды в вере. При этом многие язычники укрепляются в христианской вере, так как они понимают слова, которые священники поют и читают".

Там, где прокатилось нашествие Тимура, налицо упадок и католической жизни: в частности, незаметно никаких следов деятельности архиепископств Сарая и Матреги. Наконец, в 1410 г. Папа Иоанн XXIII передал Ж.де Галифонтэну, "архиепископу Султании и всего Востока" также и "архиепископство Ханбалыка (Пекина)", т.е. верховенство в католических делах в пределах Золотой Орды. Таким образом, в руках Ж.де Галифонтэна соединились оба архиепископства двух огромных азиатских держав. Матрега же превратилась в сеньорию влиятельного генуэзского рода Гизольфи. Т.о. "епископство Каспийских гор", сильно пострадавшее от нашествия Тимура, фактически осталось теперь без руководства. Однако в католических верхах понимали, что помощь ему необходима. Ж. Ришар в своей работе дает своего рода хронику событий: "В 1421 г. новый епископ, назначенный в Китик, привозит с собой буллу-индульгенцию для верующих Каспийских гор; в 1422 г. один генуэзский францисканец начал подыскивать миссионеров для усиления францисканских монастырей (!) в этом районе; в 1433 г. епископ Тарков Atrachitanus привел, в свою очередь, церковников, дабы укрепить в вере ""очень многочисленный христианский народ" Каспийских гор". Здесь Ришар добавляет, что этот епископ Atrachitanus Корнель не должен смешиваться с Астраханским епископом Земли Сарматской, упоминаемым под 1434 г. (но ничем не подкрепляет этого).

Между тем в бассейне Черного моря усиливались турки. Как симптом этой новой опасности выглядит безуспешная попытка рода Гизольфи продать в 1425 г. свою сеньорию Матрегу - бывший центр архиепископства. Примерно в те же годы покидает Кавказ "архиепископ всего Востока" и глава "архиепископства Ханбалыкского (Пекинского)" Жан де Галифонтэн. Последние годы своей жизни он провел в Крыму - здесь и обрываются сведения о нем (сведений о месте и времени его смерти нет).

Захват турками Константинополя в 1453 г. перекрыл черноморские проливы и обрек на сдачу все черноморские колонии (Матрега пала последней в 1482 г.) "Завоевание Османами берегов Черного моря ставило отныне страны Кавказа в положение изоляции. Миссионеры, шедшие из Италии и Польши, не имели теперь возможности добраться до Страны Кайтагской, где христианская община Дагестана приближалась к исчезновению при неясных обстоятельствах", - резюмирует Ж.Ришар и поясняет: "Нельзя упускать из виду, что в XV в. с точки зрения и религиозной и экономической, связи Каффы с Польшей были самыми активными. Львов был основным центром отношений Польши с Крымом".

Об исчезновении католической общины Дагестана сохранилось немного сведений. Уроженец Таны (венецианской колонии в устье Дона), Иосафат Барбаро в конце жизни (он умер в 1493 г.) описал свое путешествие в 1473-1479 гг. в качестве посла Венеции в Персию, ко двору ее тогдашнего правителя Узун-Хасана Ак-Коюнлу. На склоне лет Барбаро вносил в эти записки и все то, что успел узнать о тех землях и событиях уже годы спустя после возвращения оттуда - и это надо все время учитывать, используя его "Путешествия в Персию".

Побывав в 1479 г. в Дербенте, он вспоминает: "...туда отправились братья Св.Франциска и некий наш священник-латинист. Народы, которые живут в этих местах, называются кайтаги (caitacci).., говорят на языке, непохожем на другие; многие из них христиане, из которых часть верует по-гречески, часть - по-армянски, адругие - по-католически..." Затем он говорит о своей беседе с миссионером-доминиканцем, братом Винченцо, который уже около 1487 г. подвизался в "той стране" и сообщил, что дагестанцы-католики подвергались тогда массовому истреблению каким-то войском фанатиков-мусульман, ходивших в газийский поход из Ирана через Ширван, Дербент и Терек в "Черкессию": они "...вошли в Каспийские горы, где есть многие христиане-католики, и в каждом месте, где находили христиан, без всякого сожаления умерщвляли всех: женщин, мужчин, малых и взрослых". Судя по исходному пункту и дате похода, речь шла о вторжении Шейх-Хайдара Сефеви, разбитого впоследствии в Табасаране. Примечательно, что часть его маршрута - от Дербента до Терека - приходилась примерно на те же места, где 90 годами раньше истреблял дагестанских "иноверцев" Тимур.

Точно датировать встречу И.Барбаро с братом Винченцо и его рассказ довольно трудно - где-то между 1487 и 1493 гг. Т.о. в конце XV в. И.Барбаро застает агонию дагестанского католицизма. В те же годы ислам проник и к православным аварцам Западного Дагестана, но сюда его несли "свои", местные проповедники, предпочитавшие обращать земляков-иноверцев - поэтому до сих пор там сохранилось много преданий о прежней "грузинской" вере и т.п. Католикам-кайтагцам пришлось хуже: "чужие" газии предпочитали здесь массовое уничтожение иноверцев. Видимо, поэтому здешние предания о прежней вере очень скудны и глухи - быть может, лишь в предании о "франкском" происхождении кубачинцев сквозят какие-то их следы.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.